Как меня выгнали из России в период демократии и гласности

8-9.10.2000г.

Прошло полгода, как меня «отлучили» от Государственного академического симфонического оркестра Российской Федерации (ГАСО РФ). Подписывая приказ о моем увольнении (17.04.2000г.), Министр Культуры господин Михаил Ефимович Швыдкой прекрасно понимал, что этот приказ лишает меня работы не только с ГАСО РФ, но лишает меня, фактически, вообще работы как дирижера в России. Незадолго до этого, в личной беседе, Михаил Ефимович сказал мне: «Не удивляйтесь тому, если все московские оркестры откажутся выступать с Вами. Знаете ли, у оркестровых музыкантов есть своя особая солидарность…» Я глубоко убежден, что прежде чем подписать приказ о моем увольнении (кстати, я до сих пор не знаю содержания этого документа!), господин Швыдкой наверняка проконсультировался с кем-то «наверху», и получил пресловутое «добро». Сам Швыдкой не взял бы на себя смелость издать такой приказ по причине крайней осторожности. Несомненно, ему гарантировали полную безнаказанность в проведении этой акции.

45 лет я отдал Госконцерту СССР. Хочу напомнить, что этот коллектив был создан в 1936 году 5-го октября по решению Советского Правительства. В газете «Правда» в связи с этим, в частности, говорилось о том, что Государственный симфонический оркестр Союза ССР должен являться эталоном исполнительского искусства и достойно пропагандировать все лучшее, накопленное музыкальной классикой и современными, в первую очередь, советскими композиторами. Усилиями А. Гаука, Н. Рахлина, К. Иванова, ныне покойных, бывших Главных дирижеров, эта задача начала успешно решаться, а вскоре оркестр занял ведущее положение в стране. Мне же в руки достался подлинный «Страдивариус». Правда он немного к тому времени кое-где «надтреснул»… Но все-таки это был Страдивари! Титанической повседневной работой по освоению гигантского, необозримого, бескрайнего по своим масштабам репертуара, выработке идеального звукового баланса, стройности безупречного ансамбля в течение нескольких лет удалось вывести Госконцерт СССР в число лучших оркестров мира. Это мнение высказывали критики всех стран, где неоднократно выступал оркестр. И так было постоянно все эти долгие годы. Колоссальные наши с оркестром усилия вознаграждались овациями любителей музыки у нас и за рубежом. Не хочу и не буду строить предположения по поводу истинных причин моего увольнения. Я думаю, они уходят очень далеко. Дальше, чем многим кажется… Реакция на мое увольнение была, однако, однозначная. Лучше всех сказала в прямой эфир TV великая певица Ирина Архипова: «Ведь это – государственное преступление!» – сказала она. Пресса, до сих пор страдая «разноголосицей», ибо она была во многом дезинформирована о том, что происходит в ГАСО РФ, на этот раз была единодушна в резко критической оценке приказа Щвыдкова. Ко всему сказанному я хочу добавить то, что Швыдкой нашел прекрасную возможность свести со мной и личные счеты, будучи членом семьи, в которой проживали два музыканта Госконцерта, очевидно не испытывающие ко мне пылкой любви…

Подводя итоги сказанному, я хочу поблагодарить от всего сердца тех, с кем я работал по созданию уникальной «Антологии русской симфонической музыки», записи всех 40 гигантских сочинений нашего великого композитора Н.Я. Мясковского, всех 10 симфоний Г. Малера, впервые осуществленные русскими исполнителями, и многого, многого другого. Ведь мы сделали около 2000 записей!!! Наверное, это достойно рекордов Гиннеса. А концертов за эти годы – не счесть, как в количественном, так и в «географическом» планах. Для меня закрылась последняя страница этой славной книги. Пусть теперь ее продолжат другие. Но задача эта весьма трудная. Мне же остается пожелать всего наилучшего в открывшейся эре прославленного оркестра.

 ***

Я, как всегда, много работаю. Интересная деталь. Приказ о моем увольнении (как «бездельника») был подписан в те минуты, когда я, «засучив рукава», работал в Большом Зале Консерватории, готовя к исполнению впервые в России гениальную ораторию Листа «Христос». Прошедшим сезоном я остался удовлетворен (что со мной редко бывает). Во-первых, осуществилась моя заветная мечта: в декабре 1999 года вышел спектакль ГАБТа «Псковитянка» Римского-Корсакого. Он поставлен в лучших традициях Большого театра, идущих от таких корифеев как Сук и Голованов. Публика очень тепло приняла премьеру. Спектакль удостоин премии. Это стоило мне полгода напряженного труда, но это естественно. Я всегда так работал. Иначе – не умею. Впервые в жизни мне привелось продирижировать в Большом театре бессмертную «Пиковую Даму» Петра Ильича Чайкоского. Впервые прозвучали гениальные «Колокола» Рахманинова в Швеции. Успех был громадный. Наконец – «Христос» Листа. Труднейшая вещь. Три часа «чистой» музыки! Сейчас во Франции CD №1 – это наша запись музыки А. Хачатуряна с оркестром Большого театра. Записаны фрагменты из балетов «Гаянэ» и «Спартак». Больше перечислять все сделанное не буду. Никогда я так много не работал, как в последние 10 лет. Меня обуяла жажда открывать новое, прекрасное, незнакомое. Но правда, это было и раньше, с «младых ногтей».

Я очень хотел поставить в Большом «Чио-Чио-Сан» Пуччини, которого я обожаю. Но прежде руководство не нашло места для этой постановки, ссылаясь на то, что весь план сделан «впритык», и предложили мне «переждать» сезон-другой… Я был очень огорчен. Но в это время я совершенно неожиданно получил приглашение поставить эту оперу во Франции. Конечно, я с благодарностью согласился. Сроки определены. Определен и стиль спектакля. Это будет подлинно японская постановка с участием прекрасных певцов. Примерно месяц-два назад мне стало известно об изменении руководства Большим театром. Сразу хочу сказать, что со мной никто не говорил на тему прихода в ГАБТ. И здесь господин Швыдкой остался верен своей натуре. Да Бог с ним. Что касается нового руководства, то мне вспоминается одно изречение старого мудрого еврея. Он говорил: «Никогда не бывает так плохо, чтобы не стало еще хуже». Боюсь, что появление за пультом блистательного Геннадия Рождественского вряд ли «вытянет» театр, с которым давно уже плохо обращались власть придержащие.
В дни августовских трагедий по многим радиостанциям России звучали записанные мною сочинения по общим названием «Музыка скорби и печали» (CD «Русский сезон»). Я, как никогда, тяжело пережил страшные дни, томительные дни, дни надежд и крушений последних, связанные с подводной лодкой «Курск». И некоторым утешением явилось то, что по TV и радио звучала музыка под моим управлением. Это мизерная доля, моя доля скорби всеобщей, мировой, вплетенная в те венки, которые по сей день плывут в Баренцевом море…

 ***

Любители музыки в России, слушатели, которые посещали мои концерты, конечно, не могут понять сложившейся ситуации. Некоторые говорят, что я «обиделся на Россию» и т.д. Во-первых, обидеться на Россию невозможно так же, как понять ее умом нельзя. А вот на тех, кто стоит у власти в России сегодня – это вопрос другой. На них обижаться бесполезно, так же, как и воевать с ними. Я по наивности думал, что Первый оркестр страны является национальным достоянием нации. Поэтому боролся до последнего не за себя, а за сохранение коллектива, в котором завелась скверна (увы, так бывает). В союзники в этой борьбе за коллектив, я обратился сначала в Министерство Культуры, которое в совершенно ясной ситуации, умудрилось «колебаться» с решением больше года !!! Затем я обратился в Правительство. И, наконец, – открытое письмо Президенту Путину. Очевидно гораздо проще решить ситуацию в Первом оркестре России – это выгнать Первого дирижера России. Так и было сделано. Однажды мне стало известно, что на совещании в Правительстве Москвы Юрий Михайлович Лужков (которого я ценю и уважаю) говорил якобы о том, что «вот Светланов во всем мире отмечает 50-летие государства Израиль, а на юбилей Пушкина не нашел время». Не хочу комментировать это заявление. Могу только сказать, что никто  из мэрии ко мне не обращался по вопросу участия в праздновании великого поэта.
Время, и только время предъявит нынешней власти свой неумолимый счет за все, в чем представители этой власти виноваты перед народом. Шутка ли сказать: 10%  живут, как при коммунистическом капитализме, а остальные 90% влачат жалкое, голодное, холодное, незащищенное существование. Необходимо понять, что в России никогда не будет настоящей демократии. Почему? Да потому, что вся история нашей измученной России складывалась так, что ни о какой демократии не могло быть и речи. Ведь советская власть существует и сегодня. Кто такие губернаторы? – Бывшие Первые, Вторые и т.п. Секретари обкомов, крайкомов и т.д. Всегда в советском государстве первую роль играл КГБ. А Политбюро, Секретариат ЦК КПСС и т.д. все равно зависели от КГБ. Не случайно, что и теперь бывшие и настоящие деятели – это опять-таки КГБ. А что касается уродливой попытки построить у нас капитализм, то об этом не хочется говорить. Даже при НЭПе было лучше, справедливее, яснее.
И поэтому не случайно, что в сегодняшней России идет целенаправленный «отстрел» остатков выдающихся деятелей русского искусства. Колпакова, Атлантов, Григорович, Лазарев, Ефремов (он должен был быть уволен – спасла смерть), Васильев, Светланов… Чудом избежал этой участи Чернушенко. Последнего не дал в обиду коллектив Петербургской консерватории. Сгущаются тучи над ректором Московской Консерватории, Овчинниковым… А ведь кто-то обязательно будет следующим?!..

                                                                                Евгений Светланов