Артист вечного стремления к идеалу

К 60-летию дирижёра Евгения Светланова
Ирина СТРАЖЕНКОВА, музыкальный критик /АПН/, 19 августа 1988 года

Артист вечного стремления к идеалу

Сейчас, когда в Советском Союзе самым популярным словом стало «перестройка», его невольно хочется обратить к Евгению Светланову, одному из ведущих дирижёров страны, уже долгие годы возглавлявшему Государственный симфонический оркестр СССР, коллектив с мировой известностью.

Это тот случай, когда артист изначально жил и живёт по требованиям сегодняшнего дня, для кого дух дерзания, творческой свободы – необходимая атмосфера жизни. «Это человек, который имеет свой собственный взгляд на мир и на искусство и который убеждённо отстаивает свой взгляд»,- об этом писал композитор Родион Щедрин ещё в так называемые «годы застоя», когда главным оружием маэстро была лишь музыка. А сегодня и публицистический дар Светланова, не раз обжигавший читателя горячей, острой интонацией, развернулся в полную силу.
Надо обладать сильным характером, чтобы накануне премьеры сочинения, о котором мечтал он многие годы и которое наконец поставил в Большом театре, – оперы Римского-Корсакова «Золотой петушок» – выступить на страницах активно читаемой «Литературной газеты» с острым словом критики в адрес всего того, что мешает нормальным условиям работы в главном театре страны. Музыкант вступил в дискуссионный диалог с Министерством культуры СССР, с дирекцией Большого театра, с целым рядом авторитетов. И это, повторяю, накануне премьеры…
Таков Светланов во всём. Страстный, с полной самоотдачей, идущий до конца в каждом начатом деле. В любой сфере своей деятельности – будь то дирижирование или сочинение музыки, пианизм или публицистика, общественная работа – этот человек никогда не ограничивается формальными обязанностями.
Так, никто не «агитировал» его за организацию цикла образовательных концертов для молодёжи. Тем не менее, его цикл «Все симфонии Чайковского», проведённый по Центральному телевидинию, где помимо выдающегося исполнения всех шести шедевров был продемонстрирован ещё и яркий талант ведущего, стал абсолютной победой. И передачи, посвящённые симфонической музыке, превратились в тот популярный телесериал, когда люди, отменяя дела и планы, спешат к домашнему экрану.

Блестящая дирижёрская техника и точное чувство стиля, умение стимулировать пение всего оркестра, будто у каждого в руках по Амати, и высветить мельчайший побочный штрих – всё это импонирует музыкантам. Для них игра со Светлановым – всегда Праздник. И поэтому после концерта никто из оркестрантов не спешит уйти – они долго ещё общаются с дирижёром, продлевая минуты высокого духовного наполнения.

Евгений Светланов, что называется, рождён дирижёром, однако то, что отпущено ему природой, поставлено на фундамент титанической собственной работы. И поэтому, когда в Бонне в дни всемирных бетховенских торжеств пишут о том, что «русские не только не уступают в интерпретации Бетховена своим коллегам из Вены и Западного Берлина, но даже наоборот»; когда японские критики, сравнивая исполнение Светлановым Стравинского с Бернстайном и Маркевичем, отдают предпочтение советскому дирижёру, а миланская пресса утвержает, что оркестр Светланова даёт «наилучшее из возможных прочтений симфоний Чайковского», мы знаем, что во всём этом плоды того особого труда, секретом которого владеет Светланов.

К 50-летнему юбилею возглавляемого им оркестра Светланов провёл цикл концертов. Симптоматично то, как построил дирижёр этот цикл. Художественный руководитель и главный дирижёр коллектива, который называют сегодня «первым оркестром страны», отдавал в каждом из концертов дань памяти прежним руководителям оркестра за все годы его существования. Вот эту жизнь памяти, жизнь традиций, о которых говорил перед звучанием музыки Светланов, он в полной мере демонстрировал на деле.

У него это в крови, и досталось, по счастью, и от родителей – они были певцами Большого театра, и от его учителей – композитора Юрия Шапорина, дирижёра Александра Гаука. Его мир формировался в атмосфере чистого служения искусству, порядочности, честности и прямоты.
За 20 лет руководства Госоркестром Евгений Светланов подарил публике необозримый, интереснейший репертуар. Однако этот репертуар – его убеждённая позиция, а не только субъективные пристрастия. «Хорошей музыки создано так много, что не хватит и нескольких жизней, чтобы её сыграть или прослушать, – говорит Светланов. – И чем больше работаешь, тем лучше видишь, сколько ещё надо сделать.»

Но в этом безбрежном океане музыки у дирижёра есть свой маяк.

На заре своей карьеры, ещё будучи студентом, на вопрос профессора Гаука о том, что побудило его заняться дирижированием, Светланов ответил: «Твёрдое намерение возродить к жизни незаслуженно забытые произведения, в первую очередь русской классики.»

Он стал одним из энтузиастов пропаганды русской музыкальной классики – в Советской стране и за рубежом; создателем «Антологии русской музыки» на пластинках; признанным эталоном в исполнении целого ряда сочинений. «Истинный художник, – говорит Светланов, – подобен дереву, плоды которого становятся достоянием тем большего количества людей, чем эти плоды вкуснее и питательнее. Плодами этими могут пользоваться во многих странах и многие народы. Но нельзя забывать, на каком дереве они произросли и чья земля питала своими соками его могучие корни».

Бывает ли у него ощущение неудачи? На этот заданный однажды вопрос Светланов ответил однозначно: «Очень часто. Не столько неудачи, сколько ощущения, что можно было бы сыграть лучше. Чувство неудовлетворённости, горечи не покидает меня подолгу и, надо сказать, подстёгивает в работе».

Светланов страстный, серьёзный рыболов. И здесь его желание «преодолеть» заставляет проделывать десятки километров на вёслах (мотор не для него!) и посвящать свободное время именно этому хобби, которое так тесно связанно с природой. Поэтому не встретить Евгения Федоровича и его жену Нину на людных пляжах суетных светских курортов, они проводят свой отпуск в глуши северных озёр России – в Карелии, где сложность быта нисколько не смущает этих людей, привыкших к сервису, оказываемому им во всех странах мира. Здесь в Карелии, они вне телефонов и автомобилей, здесь – чистота воздуха, необразимая водная гладь, девственные леса, здесь страстное единоборство с природой соседствует у Светланова с работой над взятыми из Москвы партитурами…

Его любимые писатели из современников? Их имена вам скажут о его вкусе, о направленности интересов: Айтматов, Распутин, Астафьев… Недавно вышедшая книга Светланова «Музыка сегодня», где глубокие размышления о природе и назначении искусства перемежаются с мгновенными откликами беспокойного сердца на всё примечательное, что приносит жизнь, – ещё один штрих к портрету этого художника.

В сентябре нынешнего года Евгению Светланову исполняется 60 лет. И вновь во всём мы узнаём его светлановское: никогда и ничего вполсилы, «никаких поблажек ни себе, ни оркестру». И публика не может не ждать от этого мастера ещё нового восхождения. Ни высокий тон мировых рецензий, ни обретение высших званий и регалий /Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, народный артист СССР/ не могут сбить Светланова с дистанции. Жажда творчества и вечное стремление к идеалу не дадут ему остановиться, успокоиться.